tajno: (Ушедший мир)

В эти выходные мы съездили в Заарланд в гости к нашим друзьям, живущим в очень необычном месте. Они снимают часть виллы конца 19 века, принадлежащей потомку баронов-владельцев усадьбы и лежащих окрест сельскохозяйственных угодий.  Зная о моем пристрастии к усадебной тематике, Юрген заранее предвкушал, какое впечатление на меня произведет эта поездка, и не ошибся.

 

Read more... )

 

tajno: (Роса)
Сегодня нашли в саду монету. Потерли - оказался французский франк выпуска 1940 года. Все понятно - след от французских союзников, освобождавших эту часть Германии. И так вот внезапно у трехмерного сада появляется четвертое измерение, и невольно задумываешься - что было здесь раньше, чему были свидетельницами наши старые яблони, какие судьбы связаны с этими местами...
tajno: (Ушедший мир)
Под впечатлением от вдохновенного стихотворения [livejournal.com profile] wya4eslavna  памяти поэта Николая Рубцова, погрузилась в его стихи и душою опять побывала в тех местах, которые с этой поэзией - одно, неразрывное целое. (Оля К., помнишь ту церковь и тот "вид смиренный и родной", неподалеку от Мелихово?)

Вода недвижнее стекла.
И в глубине ее светло.
И только щука, как стрела
Пронзает водное стекло.

О, вид смиренный и родной!
Березы, избы по буграм
И, отраженный глубиной,
Как сон столетний, божий храм.

О, Русь - великий звездочет!
Как звезд не свергнуть с высоты,
Так век неслышно протечет.
Не тронув этой красоты;

Как будто древний этот вид
Раз навсегда запечатлен
В душе, которая хранит
Всю красоту былых времен...

Николай Рубцов
tajno: (Default)

Пробили куранты, отгремели фейерверки, сказаны тосты, распакованы подарки, промелькнули аэропорт, чемоданы, и даже холодный и пустой университет; как в полусне сдан экзамен, все закончилось, все пронеслось, и наступил покой. Я выздоровела – от простуды и от Нового года.

В Германии – оттепель, все течет и некстати пахнет весной. А я закрываю глаза и отправляюсь в путешествие. Я поднимаюсь над Некаром, над крышами домов, над верхушками деревьев, и земля начинает мелькать, исчезает время, растворяется реальность… 

 

и из небытия возрождается ушедший мир... )

 

tajno: (Ушедший мир)

Моя необъяснимая тяга к мемуарам дореволюционного времени стоила мне уже немалых денег, и я уже научилась сдерживать себя в книжных, но иногда такие книги сами лезут мне в руки и достаются бесплатно, как недавно у родителей. Родительская библиотека имеет одно удивительное свойство: казалось бы, все давно известно и изучено вдоль и поперек – ан нет, каждый раз находится какая-нибудь книжка, не замеченная раньше. В этот раз я извлекла книгу старинного вида, купленную мамой в конце 80-х в Берлине за 9 восточных марок. Автор – Вера Андреева, дочь писателя Леонида Андреева, о котором я, к стыду своему, из этой книги в первый раз и узнала.

По содержанию – это та же тема жизни в дореволюционной России и затем бегства из нее, на которую я уже прочитала сколько вариаций, преимущественно авторов из дворян, и все были изданы уже в наше время. Эта же книга была написана и вышла ещё в 1980-х, и речь идет не о дворянке, хотя и из состоятельной семьи. Идеологическая цензура, пройдя через книгу, настолько очистила ее от какой-бы то ни было историко-политической подоплеки, что если не знать историю, можно было бы подумать, что семья эта покинула свой дом и уехала из России (точнее, Финляндии, которая до революции входила в состав Российской империи) просто так, чтобы попутешествовать по Европе. Хотя втречаются и более явные «кивки» в сторону советской идеологии, так что в итоге трудно понять, насколько искренней была Вера Андреева в своем отношении к правящему режиму.

Но оставим в стороне политику, главное в книге вовсе не это, а настолько сочное, яркое и «вкусное» описание детства, что собственные полузабытые детские ощущения вдруг проявляются, нарастают и шепчут восторженно в согласии с автором: «да, это правда, правда, правда». Главный ностальгический мотив всей книги по сути своей невыразимо печальный, но пропущенный через призму счастливого, неунывающего детства и оптимистичной юности, он в итоге создает ту удивительную смесь радостного и грустного, веселого и скучного, счастливого и трагичного, из которой и составлены все наши реальные жизни.

В процессе чтения я приклеивала к наиболее понравившимся местам желтые бумажки, пока вся книга не стала похожа на сборник законов перед экзаменом по праву. Вот некоторые:

Лестница жизни )



Что такое счастье )

Удивительное дело - смех! )

О проводах )

Молодость не любит долго печалиться )

В любви к Италии... )

 

 

tajno: (Default)
"Воспоминания о Петербурге" Бродский написал в эмиграции на английском языке, и я решила, что можно тогда прочесть их и на немецком. Удивительным образом некоторые пассажи из этой книги органично влились в тему вот этих постов: upryamka.livejournal.com/122339.html и o-pokrovskaya.livejournal.com/2764.html.

Read more... )
tajno: (Default)
Есть люди, живущие у моря, и есть люди, живущие у леса. К последним относятся родители Юргена. Их дом стоит в полукилометре от кромки одного из крупнейших лесных массивов Германии, овеянного легендами Гарца, где на горе Брокен в Вальпургиеву ночь собираются ведьмы, где двадцать лет назад проходила граница, разделявшая один народ, где Гейне написал свои остроумные записки.

Read more... )
tajno: (Default)

Дочитала долго предвкушаемую книгу Зинаиды Шаховской «Таков мой век», отрывок из которой я уже тут как-то приводила. Для краткого введения в тему приведу цитату на обложке:

«..Родившись в России на заре ХХ века, я тем самым оказалась сонаследницей определенного достояния, принадлежащего моему народу. Это богатство обратилось для меня в дым, в мираж. Совсем ребенком мне придется с пустыми руками выйти в дальний путь, и, странствуя, лишь подбирать колосья в чужих полях. Это странствие позволит мне стать свидетелем многих потрясений, от которых вот уже полвека содрогается наша планета. Нет, нет: я ни о чем не жалею и нисколько не жалуюсь. Я просто собираюсь рассказать историю одной жизни, вплетенную в большую Историю.»

Не буду описывать, почему я получила колоссальное удовольствие от чтения. Лучше всяких рецензий уступить
 

слово самому автору: )

 

 

tajno: (Default)

На солнечном острове Майнау возле замка стоит церковь, в одном из ее приделов  - не очень заметные и большинству туристов мало что говорящие таблички с именами:

  

Какое отношение имеют эти Романовы к острову Майнау? Самое непосредственное. Русская Великая Княгиня Мария Павловна Романова - мать шведского наследного принца и владельца острова графа Леннарта Бернадотта.  

История жизни Великой Княгини Марии Павловны )

В 1931 году 22-летний сын Марии Леннарт переступил порог кабинета своего деда-короля для решительного разговора. К тому времени уже старенький Густав V предложил внуку жениться, чтобы продолжить династию. Леннарт ответил, что собирается жениться, но совсем не на той, которую припас ему шведский двор.

Теперь Леннарту предстояло выбрать: любовь или корона. Сын своей матери, в жилах которого текла голубая кровь, что оставляет наследную корону ради любимой. Выбранная им невеста - дочь шведского фабриканта - не подходила на роль шведской королевы по всем меркам. Но что было Леннарту до возмущений деда, когда он получил одобрение матери! Она-то всегда слушалась лишь веления сердца! Он сделал свой выбор и никогда не жалел об этом...

Женившись, Леннарт Бернадотт перебрался в Германию и поселился на острове Майнау, полученным им в наследство от шведской королевы немецких кровей - его бабушки Виктории, на Боденском озере, неподалёку от города Констанца. Здесь он и жил со своей женой и четырьмя детьми. Мать была довольна жизнью сына, которую тот устроил по своему усмотрению. Теперь она приезжала к нему, когда хотела.

Она освоила вождение автомобиля, исколесила на нем всю Европу, снабжая парижские газеты удивительными путевыми очерками и фотографиями, нередко получавшими призы. Кроме чемоданов с вещами, Леннарт всегда выгружал из машины футляры с двумя фотокамерами, пишущую и вышивальную машинки, этюдники с красками и огромное количество книг. Часто среди багажа находилось и дамское седло. Мать, получившая в детстве отличные уроки верховой езды, не забывала их до старости.

Как и слова, сказанные ей однажды парижским таксистом и ставшие ее девизом, ее заветом тем, кого бьет Судьба: "Не плачьте, мадемуазель, все устроится!"


 


Послесловие

1972 году Леннарт Бернадотт покидает свою жену и женится на своей ассистентке немецкой гражданке Соне Хаунц, которая с 1969 года работала в ботаническом парке, организованном им на острове Майнау. От этого брака появилось на свет ещё 5 детей, в жилах которых течёт кровь Романовых, живущих и сегодня на острове Майнау. Графиня Беттина Бернадотт (1974г.), граф Бьёрн Бернадотт (1975г.), графиня Катарина Бернадотт (1977г.), граф Кристиан Бернадотт (1979г.) и графиня Диана Бернадотт (1982г.).


Источник: Новая Газета, № 20 от 25 Марта 2004 г.

 

Page generated Sep. 26th, 2017 07:54 pm
Powered by Dreamwidth Studios