tajno: (Default)

Интересно всё же жить на две страны. Забавные иногда получаются сопоставления.

Зарисовка первая. Германия.

В Германии мусор, как известно, сортируется и вывозится в разные дни по сортам. Желтые мешки – для всевозможных упаковок – в один день, кухонные отходы – в другой, бумага – в третий. И есть ещё так называемый «остаточный мусор», состав которого до сих пор как-то ускользал от моего понимания. Обычно я замечала, что соседи выставили баки того или иного цвета, и тогда тоже выносила свои. А про «черный бак» регулярно забывала, пока у нас не накопилось изрядное количество этого самого остаточного мусора, и муж не стал удивляться – а что это черное давно не забирали? Он спросил соседку, та назвала день очередного вывоза, и в этот день рано утром я проснулась от шума машины, увозящей соседский остаточный. Ну ладно, значит, ещё через две недели – подумала я и повернулась на другой бок.

Через две недели я про мусор вспомнила, но уже не смогла сдвинуть бак с места. Сказала мужу, он пообещал выставить, но тоже забыл. В тот же день бдительная соседка принесла мне календарь вывоза мусора из нашего городка.

Согласно календарю следующий вывоз состоится завтра. Сегодня вечером – звонок в дверь. На пороге соседка – «Вы не забыли про черный бак? Я просто вижу – у Вас не выставлен. А завтра забирают». Занавес.

Зарисовка вторая. Россия.

Read more... )

tajno: (Default)

После того как я ненароком отчебучила жутковатый пост про различия между русскими и немцами, мне немедленно стали бросаться в глаза всякие сходства. В субботу у нас тут был «праздник улицы» (на улице по обеим сторонам 14 домов), весьма такое колоритное мероприятие, побывать на котором мне было не только любопытно, но даже в некотором роде символично. Почему символично, сейчас объясню.

Read more... )
tajno: (Default)

Посмотрели вчера замечательный немецкий фильм, вышли из кино немножко другие и как завороженные пошли по улицам.

Фильм снят по книге Сабины Кюглер, в которой она рассказывает о своем детстве, проведенном вместе с семьей в Папуа-Новой Гвинее. Ее отец, лингвист, открывший в Новой Гвинее доселе неизвестное племя, был послан туда изучать язык и образ жизни этого племени.

 

Read more... )

 

tajno: (Default)

Нет, это пост не про нас с Юргеном. А про спектакль, который мы недавно посмотрели.

Я уже давно подумывала, что в моей жизни в Германии не хватает театра. А так как мысли имеют обыкновение воплощаться в реальность, то в январе мы оказались в театре сразу дважды. Первый раз такая блестящая идея пришла в голову моим сокурсникам, и мы посмотрели камерную, но веселую сатиру на современный мир в Ландестеатре Тюбингена. Попутно выяснилось, что в этом же театре идет и уже заканчивается совместный проект «Дружба» с Национальном театром Карелии (Тюбинген и Петрозаводск, между прочим, города-побратимы). И проект этот торжественно завершается показом двуязычного спектакля «Ромео и Джульетта» в экзотической трактовке: Капулетти – русские, а Монтекки – немцы. Узнав об этом, я поняла, что никакие экзамены мира не удержат меня от того, чтобы это чудо посмотреть. 

И мы посмотрели. )
tajno: (Default)

По известному всем закону хорошая погода чаще всего приходится на учебу или на работу. Мои казавшиеся бесконечными каникулы все-таки закончились, начался третий семестр, и, видимо, в честь этого события в нашей местности потеплело до невероятных +19 днем и +10 ночью. Золотая осень здесь ещё в разгаре, солнце ласковое, воздух вкусный, под ногами – ворохи пряных листьев, леса раскрашены в багрянец. 

Наша группа тоже стала ещё более пестрой чем раньше – к уже имеющемуся национальному разнообразию добавились представители Индии, Франции и Египта. С другой стороны, вся учеба теперь исключительно на английском. Карла зовет меня учить испанский в обмен на русский, журчащий рядом со мной на переменах французский услаждает мой слух как пение сирен, и вообще я, наверное, сейчас похожа на пса, перед которым одновременно поставили несколько мисок с разной вкусной едой, и он бегает от одной к другой и не знает, какую выбрать.


tajno: (Default)
Вчера у нас день был посвящен арабской культуре и особенностям ведения бизнеса с арабскими странами. Вел лекцию ливанец, тридцать лет живущий в Германии и прекрасно говорящий по-немецки. До сих пор мне на моем пути как-то никто из арабского мира лично не встречался, поэтому, как выяснилось, предрассудки цвели в моей голове пышным цветом. Ливанец оказался очень милый и приятный, рассказал нам много всего интересного, значительно улучшил наши географические представления о Ближнем Востоке, открыл глаза на многие вещи, связанные с исламом и исламской культурой, и все это вместе, подкрепленное словами нашей маленькой индонезийки-мусульманки Ирночки, посеяло во мне любопытство и уважение к этой культуре.
Но самый апофеоз был связан с языком. Ливанец сообщил нам базовые сведения об арабском языке, научил простым фразам и волшебным образом справа налево писал на доске разные слова. Наибольший восторг, как и следовало ожидать, вызвало его предложение написать наши имена. Мое имя, написанное по-арабски, очень понравилось всем своим задорным и оптимистичным видом:

tajno: (Default)

Как я люблю нашу разношерстную интернациональную компанию, причем разношерстную в прямом и переносном смысле – и по цвету кожи, и по культурной принадлежности. Общее страдание, как известно, объединяет, и прострадав всю последнюю неделю в ходе подготовки к экзамену по праву, а потом ещё три часа за написанием клаузуры, мы вылетели сегодня из здания университета как выпущенные на свободу голуби, смеясь, болтая и наслаждаясь восхитительным чувством пустоты в голове и в желудке. Пустота в желудке, правда, быстро перестала быть восхитительной, и мы пошли есть суши. И вот сидим мы в японском ресторане в Германии: мексиканка, индонезийка, сальвадорка (прости, Карла, не знаю, как ты по-русски правильно называешься :-)) и русская, уплетаем роллы, обсуждаем все на свете и чувствуем себя почти сестрами. На манер детей обсуждаем языки – я говорю – «в русском нет артиклей», на что слышу восклицание одновременно от троих «да ты что, вот это да!» Пауза, потом Ирна добавляет «Правда, у нас вообще-то тоже нету». «Да у вас вообще ничего нету» - подтрунивает над ней Карла, и Ирна гордо подтверждает «да, и времен, например, нет». Опять бурное удивление и возгласы наперебой «а у нас три», «а у нас девять», «а у нас зато виды глаголов». Я балдею и чувствую себя в своей стихии. В памяти всплывает обложка учебника по языкознанию Чемоданова (воспетого, кстати, Ольгой Покровской в книге, о которой я ещё напишу) и часы над ним, проведенные в отчаянной попытке упомнить языковые группы и грамматические особенности разных языков. Как давно это было, и главное, мне кажется, тогда я была как ученый, сидящий в глубине материка и изучающий море по картинкам. А теперь расправила паруса и ушла за синие горизонты. Правда, и домой тоже тянет. Как там поется –

Моряку даны с рожденья две любви - земля и море,
Он без них прожить не может, с ними счастлив он и горд.
Две любви к земле и морю в нем живут неразделимо,
А граница между ними - порт, порт (аэропорт)

 

А ещё )
Page generated Jul. 26th, 2017 02:43 pm
Powered by Dreamwidth Studios